?

Log in

No account? Create an account
 
 
30 Ноябрь 2008 @ 20:07
Первые караимы в Крыму - переселенцы из Самарии. Лекция 9.  

Первые караимы в Крыму – переселенцы из библейской Самарии

Братья и сестры - дорогие единоверцы!

В нашей попытке найти объективный ответ на непростой вопрос о появлении караимов в Европе вообще, и в Крыму в частности - необходимо, конечно же, избегать крайних точек зрения заангажированных исследователей со светско-пантюркско-националистической или с религиозно-иудейско-ортодоксальной стороны, выдвигающих слишком уж экстравагантные теории об этноконфессиональном, то есть национально-религиозном этногенезе караимов.
Если попытаться обобщить ВСЕ известные на сегодняшний день исследования о происхождении
"караимов Европы" (пользуясь термином независимого исследователя караимского прошлого Шимона Шишмана), то можно с уверенностью сказать, что этноконфессиональный, или же другими словами -национально-религиозный этногенез-формирование караимов был многовековым и сложным процессом, в котором представляется возможным выделить следующие этапы или слои:

1) Наиболее древний «слой» караимов – это попавшая в Крым не очень большая, но чрезвычайно важная для последующей истории караимов в Европе группа Сынов Израиля (но не евреев-иудеев!)- выходцев из библейской Самарии. Этих самарян - жителей Северного Израильского царства не следует путать с близкими, но не тождественными им самаритянами- особой этноконфессиональной общностью, сформировавшейся на основе самарян и их смешения с пришлыми в Святую Землю народами из Ассирии и во время строительства Второго Иерусалимского храма отделившихся от иудеев-переселенцев из Вавилона, вернувшихся в Иерусалим во главе с Ездрой\Эзрой и Нехемией.
Путь этих переселенцев из библейской Самарии в Крым был долог и многотруден. Эти группа приверженцев Моисеева Закона была забрана в плен из Св. Земли примерно за 696 лет до н.э, и они могли взять с собой в изгнание лишь только те  священные древнебиблейские книги, - ибо никакого Ветхозаветного канона в те времена еще просто не было! - , которые циркулировали еще во времена Первого Храма. Среди этих книг главное место принадлежало, конечно же, краеугольному камню древнебиблейской религии -Торе или же Пятикнижию Моисееву.
Совершенно очевидно, что та версия Пятикнижия, что могли с собой взять выходцы из Севрного царства была ближе к Пятикнижию самаритян, чем к Пятикнижию иудеев. Другой книгой должна была быть книга Богодухновенных молитв - Псалтирь в том виде, как она была через 300 лет после смерти царя Давида-псалмопевца. Среди других книг, взятых этими изгнанниками из Самарии могли быть и несколько книг тех древнебиблейских пророков, что жили и проповедовали именно в Северном Царстве, образовавшимся уже после распада единой древнеизраильской монархии царей Давида и Соломона на два царства - Северное (собственно Израиль) и Южное (Иудея).
Выйдя их Самарии в 696 году до н.э., пройдя через Ассирию, Персию, Мидию и Хазарию, эти переселенцы из Самарии осели в городах и сёлах Крыма и Кавказа по меньшей мере к началу первого века христианской эры.
Об этом говорят как официальные документы караимов б.Российской Империи, так и документы царского правительства, эксперты которого,
прежде чем даровать караимам равные права с русским христианским населением, тщательно изучили караимский вопрос и в особенности локазательтсва отдельности восточноевропейских караимов от евреев-иудеев Талмуда уже в древние времена.
Несмотря на то, что эти эксперты не изучали
детально вопрос о той текстовой версии Пятикнижия (см.ниже), что была в Крыму у первых караимов, они не могли пройти мимо того факта, что даже беглый осмотр части найденных Авраамом Самуиловичем Фирковичем в Крыму и на Кавказе самых древних свитков Торы показывал некоторые отличия этих свитков от общепринятого масоретского текста, и эти тексты были более сходны с другими версиями Пятикнижия - Самаритянским и Септуагинты.
Как бы там ни было, согласно списку из книги Авраама Фирковича "Авнэй Зиккарон", первая найденная надгробная надпись в Крыму над могилой Буки, сына Исаака Когена датируются 6 годом христианской эры, или же 702 годом "нашего изгнания из Самарии" (то есть изгнание их Самарии этой группы мозаистов произошло в 696 лет до н.э).
Характерно, что все древнейшие захоронения Сынов Израиля в Чуфут-Кале принадлежат именно когенам и левитам - левитическим ветхозаветным священникам, которые, как и в древнебиблейские времена стали
теми духовными лидерами, тем краеугольным каменем, на котором, как на крепком фундаменте, начиная с первого века христианской эры, в Крыму начала свое формирование та этноконфессиональная общность, которую позже, уже в 20-ом веке Шимон Шишман назовет "Караимы Европы".
Лучшим доказательством того, что первые караимы в Крыму были НЕ из числа миссионеров Дома Анана бен Давида (то есть не пленниками из числа угнанных Навуходоносором в Вавилон в 586 году до новой эры жителей Иудеи и Иерусалима, и так и остававшихся в Вавилоне вплоть до восстания Дома Анана бен Давида в 8-9 веках), но появились там значительно раньше и пришли из Самарии явлются еще два факта.
Первый, это то, что один из пары просветителей славян - Кирилл и Мефодий - встречал в Крыму именно сынов Израиля не из числа иудеев, а именно из числа самарян.
И второй, что фарисейско-талмудический Рабби Петахья из Регенсбурга описывал в Крыму (или в степях перед Крымом) свою встречу с приверженцами Моисеева закона НЕ из иудеев, но "еретиков", как он их называет эту общину исповедовавших чистый библеизм, которые слыхом никогда не слыхивали о Талмуде, тогда как если бы они были из Дома Анана, восставшего как раз против гегемонии Талмуда,то Талмуд был бы им известен.

2) Следующая волна «библейцев», не испорченных не существовавшей тогда еще фарисейско-талмудической ересью, была переселена из разрушенного вавилонянами Иерусалима (586 до н.э) в Вавилон (совр. Ирак) и Персию во времена пророков Иеремии и Иезекииля, о чём рассказывается в разных местах Ветхого Завета Библии. Эти приверженцы Св.Писаний имели в своём распоряжении уже большинство книг Ветхого Завета периода Первого Иерусалимского Храма. Часть из них вернулись в Иерусалим с Ездрой\Эзрой-писцом, часть осталась в Вавилоне, строя общины вне Земли Обетованной на основе ветхозаветных книг, общаясь несомненно со своими единоверцами библейского толка из Крыма и Кавказа, что была тогда скорее практикой, чем исключением. Именно из оставшихся верных Торе Моисея библеистов-иерусалимцев в Вавилоне и возник через полтора тысячелетия после их пленения Дом Анана бен Давида, поднявший в 8-9 веках антифарисейское восстание.
Так как именно там, в Вавилоне, (куда в дальнейшем – после 70 года новой эры - попали и изгнанные после разрушения уже Второго Иерусалимского Храма иудеи из Сиро-Палестины) в раннем средневековье пышным цветом расцветает фарисейская ересь иудеев Талмуда, возникшая
за 160 лет до времени начала христианской эры среди фарисеев Сиро-Палестины, выдумавших Мишну и выдававших свое это сочинение за якобы Божественное.
Центрами талмудическо-фарисейской ереси в Вавилоне становятся духовные академии иудеев Суры и Пумбедиты, где создаётся Вавилонский Талмуд – окончательная легитимация духовного ярма фарисейских раввинов над народом, еще незадолго до того исповедовавших Библейское учение в чистом виде. В Сиро-Палестине же фарисеи пишут иной комментарий на Мишну, создав другой Талмуд - Иерусалимский.
Как это принято у фарисеев - каждая фрацкия - и в  Вавилоне, и в
Св.Земле - объявили Вавилонский и Иерусалимский Талмуды  "словами Бога живого". При этом сиро-палестинская и вавилонская версии этого, так называемого Устного Учения, или Устной Торы, переданного якобы  Богом пророку Моисею вместе с письменной Торой на горе Синай расходится друг с другом во всем.
Но, как известно, фарисеизм иудеев-талмудистов не прибегает к логике, базируясь на принципе "Верую, ибо абсурдно".
В качестве альтернативы, базируясь на Св.Писании, используя логику и здравый смысл в Вавилоне, среди этих пленников из Иерусалима, угнанных в 586 до н.э. в Вавилон и не вернувшихся вместе с Эзрой в Сиро-Палестину к 8-9 веку, и формируется Дом великого реформатора Анана бен Давида, объявившему талмудизму фарисеев войну не на жизнь, а на смерть.

3) Третий слой караимов – уже чисто идеологический  – это (ессейская) община или общины, обитавшая (или обитавшие) в Кумране и на берегах Мертвого Моря и в Иудейской Пустыне. Незадолго до начала христианской эры ессеи покинули Второй Иерусалимский храм и его культ, осквернённый распрями между фарисеями (популистами, сотрудничавшими с римскими оккупантами) и саддукеями (жрецами-формалистами), и ушли сначала в Кумран, а оттуда в Дамаск и за его пределы, в соответствии с их духовной литературой. В Кумране были в наличии все канонические Ветхозаветные книги за исключением книги Эстер\Эсфирь, часть второканонических книг (апокрифы), и своя собственная обширная литература: литургические гимны и псалмы, комментарии в Св.Писанию, нередко с апокалипсической окраской. Необходимо отметить, однако, что Кумранские собственно библейские тексты стоят ближе к Септуагинте и Самаритянскому Пятикнижию, чем к традиционному масоретскому тексту Ветхого Завета.
Наряду с Ветхим Заветом идеологической основой Кумранской общины был прежде всего «Дамасский Документ» (найденный не только в Кумране, но и в Каирской генизе, изданный С.Шехтером, именно в Дамасском Документе Община Праведных впервые названа караимами) и некоторые другие тексты, где Община Праведных – Остаток древнебиблейского Израиля пророка Моисея под руководством когенов-священников Дома Цадока (первосвященника царя Соломона) противопоставлен "погибшим\заблудшим овцам Дома Израиля", превратившихся постепенно в иудеев-фарисеев, которые оставили простые и ясные заповеди Торы ради схоластики и казуистики Мишны и Талмуда.
Часть этих кумранитов после ухода из Святой Земли стала эбионитами-ранними христианами-монотеистами, часть ассимилировалась среди народов и религий Ближнего Востока, но довольно значительная часть, уйдя в подполье на века, встала открыто под знамена антиталмудической борьбы Дома Анана бен Давида в 8-9 веках.
Самым ярким кумранитом, по утверждению исследователя Йорама Эрдера, среди караимов средних веков был, несомненно, Мишавайа аль-Укбари, родившийся в Ираке, но перебравшийся вместе со своими приверженцами на Кипр. Общины мишавитов существовали минимум вплоть до 12 века.

4)Четвёртый слой караимов – это последователи различных антифарисейских духовных обновлеческих движений до Анана и вскоре после Анана, возникавших как грибы после дождя, после того, как зарождающийся и распростроняющийся по всему Востоку ислам пошатнул духовный авторитет и абсолютную гегемонию фарисейских духовных академий в Вавилоне, а позже и в Сиро-Палестине. Из нескольких источников, преимущественно трудов гахама караимов Ирака аль-Киркисани 10 века и пары-тройки мусульманских писателей, нам известны лишь некоторые такие течения, часто лишь по названиям, такие, как исавиты, юдганиты, рамлиты, тифлиситы, абу-имраниты, укбариты и др., остатки которых и собрал под свои «назад-к-Библии» знамёна Дом Анана бен Давида к конце 9-начале 10 века.

5) И, наконец, последняя по времени, но отнюдь не менее важная волна караимов - пятая волна караимов – это прозелиты, обращенные в караимизм миссионерами Дома Анана (то есть его учениками и учениками его учеников, нередко во многом и несогласных с учением самого Анана): тюрки-язычники (в основном из кыпчаков и хазар), персы – мидийцы и таты, семиты – арамеи-ханифы, арабы и евреи, исповедовавшие до того христианство, манихейство, ортодоксальный иудаизм и, даже возможно –ислам.
Позже часть славян, греков и аборигенных народов Кавказа и Средней Азии также приняли караимизм. Исторические сведения об этом скудны, и, пожалуй лучше всего на вопрос этногенеза караимов может ответить сегодня генетика. Подобные исследования уже ведутся, но их результаты лишь предварительны: у большинства караимов Европы прослеживается ближневосточный ген, но значителен и тюркский элемент.

Караимы Крыма и Кавказа, брали в жёны и местных женщин, обращая их в свою религию, что не противоречило законам Св. Писания, свидетельством чего как раз и являются надгробные надписи в Крыму – Чуфут-Кале и Старый Крым: на могилах мужчин мы видим только древнебиблейские имена, тогда как на женских могилах- имена не библейские, но тюркские.

При всей разности происхождения, используемых в быту и на письме языков и даже разности в идеологии, обычаях и традициях – караимов всего мира всегда объединяло одно: их приверженность одному лишь Св. Писанию, стойкая оппозиция Талмуду и гегемонии фарисеев в вопросах интерпретации Св. Писания, как нельзя лучше выраженная словами Анана бен Давида «Хапису бэОрайта шафир, вэ-аль-тишъану аль-даати» - «тщательно исследуйте Св. Писание, не полагаясь ни на чьё\на мое мнение».
Независимо от происхождения, Караимы всего мира всегда считали себя религиозной уммой – Общиной Праведных, что сродни идеи уммы у мусульман.

Доказательства происхождения караимов Российской империи от изгнанников из библейской Самарии были впервые представлены миру двумя караимскими учёными, начиная с первой половины 19 века. Гахам-богослов Мордехай Султанский (особенно его книга «Зехер Цадикким) и его ученик гахам-богослов и «охотник» за древними рукописями Авраам Фиркович были теми учёными из караимской среды, которые сумели убедить как мировую акадмическую науку того времени, так и царские и православные власти Российской Империи в своём неиудейском, но в именно в самарийско-древнебиблейском происхождении при смешении с тюрками, персами, греками и славянами. В книге «Авней Зикарон» Авраам Фиркович приводит надгробные надписи из Крыма, самые ранние из которых датируются 702 годом «нашего изгнания из Самарии» -  6 годом хр.эры.
Караимы в Крыму хранили память о своём происхождении из Самарии вплоть до 20 века.

Интересным документом в этом смысле является переписка караимов общины Санкт-Петербурга с фалашами Эфиопии, которых российские караимы считали своими единоверцами, знавших, что: «вы – наши собратья и что вы живёте в отдалённой стране Абиссинии, которая называется израильтянами – Куш, и что ваша религия – это закон Моисея, данный Израилю на горе Синае чрез пророка Моисея. Как мы узнали, вы называетесь «Фалаш», или также «Кара» потому, что вы верите, исключительно, в Пятикнижие Моисея и не признаёте ни Талмуда, ни Мишны, что признают иудеи. Мы сообщаем вам, что наш народ, который ведёт своё происхождение от народа израильского, называется «Кара», «Карай», «Бене-Микра» или также «Караимы». Мы живём уже 20 веков в стране, которая в настоящее время составляет часть громадной и могущественной Российской Империи. Мы полагаем, что после разрушения Храма Соломона, мы, пройдя Персию, поселились в стране Хазар, расположенной на прибрежьи Чёрного моря. Вот уже столетие, как мы находимся в подданстве русских императоров. Наш народ не велик. Нас 10,000 в России, 5,000 в Египте и Алжире, и ещё незначительное число в Иерусалиме, в Константинополе и странах немецких. Наша религия  - это религия народа израильского, мы верим только в Пятикнижие Моисея, и мы не вступаем в брак ни с евреями, ни с другими народностями не нашей религии. Мы молимся в домах, которые называются Бет-га-Кенесет, молимся на языке израильском, или Лешон-кодеш (Священный язык). Молитвы наши составлены в древние времена нашими великими учёными и в эти молитвы вошло много из псалмов Царя Давида. Тора Моисея, которую мы исповедуем делится на пять частей: Берешит, Шемот, Вайикра, Бамидбар и Деварим, кроме этого у нас еще девятнадцать книг различных пророков». 

Под этой перепиской, датированной самым концом 19-началом 20 века, стоит и подпись С.М. Шапшала (некоторые, правда, утвердают, что это другой С.М.Шапшал, что сомнительно, так как в Петербурге в то время упоминался только сам Серая Шапшал!).
Пройдёт еще четверть века, и С.Шапшал, став гахамом и затем советским профессором заменит этот общепринятый, признанный как царскими властями, так и самими караимами, дореволюционный взгляд на происхождение восточноевропейских караимов именно из библейской Самарии теорией происхождения караимов исключительно из хазар-язычников, сохранивших, якобы, наряду с официальным исповеданием религии Моисея в повседневной жизни остатки язычества.

Интересным документом является и опубликованная в журнале Министерства Внутренних Дел Российской империи («Журнал Министерства  внутренних дел», 1843, книга вторая) статья «Откуда пришли караимы в Россию».

Чиновники и привлечённые министерством специалисты-учёные из числа христиан и иудеев на основании текстов рукописей и документов, представленных Авраамом Фирковичем, пришли к однозначному заключению о том, что если ранее идея о том, что караимы обратили хазар (всех или какую-то их часть) в свою религию считалась лишь легендой, то теперь, в свете новых документов, эта идея выглядит совершенно обоснованой. Этим экспертам министерства было понятно и то, что не религия Талмуда с её мелочными ограничениями, а именно Ветхий Завет в своей первозданной библейской чистоте, как его исповедовали караимы, мог привлечь полукочевой и воинственный народ Хазарии.

Журнал министерства упоминает в этой статье и о том, что библейские израильтяне-караимы, уведённые в плен прежде иудеев, долго сохраняли у себя «древнейший текст Священного Писания». И действительно, среди свитков Торы и рукописей других ветхозаветных книг, найденных Авраамом Фирковичем в Крыму и на Кавказе, есть и такие, которые заметно отличаются от традиционного канонического иудейско-масоретского текста Ветхого Завета:

« Вообще из них [находок А.Фирковича] можно будет составить весьма интересное собрание вариантов для священного текста Ветхого Завета. Одно беглое перелистывание их без всякого намерения отыскивать варианты уже показало некоторые замечательные отклонения от обыкновенного «масоретского» текста, которе доселе не были известны ни одному из европейских критиков».

Рассуждая о том, что караимы происходят не от иудеев, но от северных, самарийских библейских израильтян, специалисты министерства приходят выводу о том, что нынешние крымские караимы, а потому и происходящие от них караимы литовские, волынские и галицийские суть прямые потомки особенной библейской ветви израильтян, «отделившейся от своих собратий во времена стародревние, еще до эпохи Вавилонского плена, и проникшие в пределы нынешней России из глубины Средней Азии. Язык татарский они приняли, уже перешедши через Кавказ, в нынешней Южной России, открытой для нашествия и владычества татар издревле, но особенный характер своего религиозно-национального развития, чуждый, а потом и враждебный раввинизму, они явно вынесли из Персии. Не подвергаясь влиянию тех обстоятельств, которые над евреями-раввинистами в продолжении стольких веков тяготели и в Западной Азии, и тем более еще и по всему пространству Западной Европы, они не только спаслись от искажения своей веры Талмудом, но и избегли того нравственного и гражданского уничижения, которое досталось в уделе раввинистам. Караимы и заслуживают вполне это, ибо сами держат и ведут себя гораздо человечнее, общежительнее, искреннее и дружелюбнее. Это доказывается уже отчасти и тем, что они охотнее применяются к нравам и обычаям тех народов, между которыми суждено им жить, принимают без упорства местный костюм, что весьма важно для детей неподвижного, исключительного Востока. В Крыму, особенно с тех пор, как он присоединен к России, местное начальство постоянно свидетельствовало перед правительством об их доброй нравственности, безукоризненной честности и примерном трудолюбии.

В внимании к такому нравственному и общежительному превосходству караимов, правительтсво российское всегда оказывало им справеливое предпочтение перед раввинистами, подтверждая или даруя особые права и преимущества».

Интересно и то, что эксперты министерства считали, что крымский караимизм являлся более чистым, чем ближневосточный, и что чисто «библейское правоверие», сохранившееся в Крыму, не носило того «сектантского характера», который стал присущ караимам Ближнего Востока, уже под влиянием воцарившегося там талмудизма!

Другими ценными документами, проливющими свет на национально-религиозное происхождение караимов б.Российской империи является «Маджалисский документ» и «Дербентский свиток» - где подробно рассказывается история переселения предков караимов из библейской Самарии в Крым и на Кавказ. Эти документы были найдены Авраамом Фирковичем в Дагестане в 1840 году и позднее изданы, но с лёгкой руки Абрама Гаркави, куратора коллекции Фирковича после смерти гахама, считались долгое время фальшифкой. Лишь позднее, уже в 2000 году, в недрах всё той же Российской Национальной Библиотеки в Ст.-Петербурге был найдены тщательно спрятанные (уж не Абрамом Гаркави ли???!!!) рукописи, среди которых были и оба документа, которые были исследованы финским профессором Т. Харвиаиненом, доказавшим их подлинность.

В своей статье «Караимы Восточной Европы и Крыма», профессор Харвиаинен анализирует самарийскую теорию Авраама Фирковича, сформулированную гахамом в основном на основании этих двух документов, и принятой, после тщательного изучения экспертами в качестве официальной точки зрения, властями Российской Империи.

В этой статье профессор Харвиаинен говорит о том, что согласно эпиграфу, помещённому в конце Дербентской Торы и Маджалисского Свитка, библейские северные израильтяне из Самарии были угнаны Салманэсером в царствование Царя Госеа, и затем посланы в качестве воинов из Мидии персидским царём Камбисом в Крым с целью проведения военной кампании против скифской царицы Тальмиры. В качестве вознаграждения им были отданы земли царицы, и таким образом они осели в городах Крыма, куда позже, после разрушения Второго Иерусалимского Храма, то есть после 70 года н.э., прибыли в Крым и уведённые римлянином Титом иерусалимцы.

Таким образом караимы Крыма, хранители более древнего пласта религии Моисея через почти что 700 лет вступили в религиозно-философское общение с новыми переселенцами из Иеруслима, принесших в Крым более новые религиозные идеи из Сиро-Палестины. И, добавим от себя, новую часть ветхозаветного библейского канона – книги период Второго Иерусалимского Храма.

Подобное взаимовлияние в области религиозной философии и религиозного закона и даже разных текстовых традиций библейских текстов разных караимских групп можно уподобить взаимодействию различных религиозно-философских – мазхабов - школ у мусульман.

Потомков именно этих караимов библейского происхождения встретил фарисейский рабби Петахия из Регенсбурга в 1185 году в Кедаре. Незнавшие ничего, кроме Св. Писания, эти «неиудеи-еретики» («миним») были караимами не по выбору, но по древности своей. Им было известно только Св. Писание и Псалмы. О Талмуде они и слыхом не слыхивали, что доказывает, что в Крыму и на Кавказе караимы были по происхождению НЕ из Дома Анан бен Давида, вся суть которого именно и выражалась в борьбе с Талмудом.

«В земле Кедарской нет иудеев, но есть еретики. И рабби Петахия спросил их: «Почему вы не верите в поучения мудрецов? И они ответили: «Потому что наши отцы не учили нас этому».

Рабби Петахия свидетельствует и о том, что в своей литургии они используют только Псалмы Давида.

Он заключает свой рассказ о встрече с караимами в Крыму о том, что те никогда не слышали о Талмуде. Интересно отметить и то, что единственным языком, на которых мог общаться немецкий раввин с крымскими караимами был, разумеется, библейский иврит!

Именно поэтому и мы сегодня, потомки крымских караимов в Европе, тщательно сохраняя наши тюркские и персидские языки и диалекты в качестве носителя нашей культурной самоидентификации, сохраняем и используем древнебиблейский иврит в литургии, и, как и наши предки – от самарян до крымчан – изучаем Св. Писание на языке оригинала.
Так что название одной из недавно опубликованных статей о крымских караимах, под названием "Вера Самарян и Язык Половцев" не представляется чем-то неправильным.
Мы, сегодняшние Караимлер, должны продолжить изучение вопроса этногенеза и религиозной истории нашей этноконфессиональной общности, продолжив путь М.Султанского, А.Фирковича, Т.Леви-Бабовича и Ш.Шишмана.

Гершом Киприсчи,
гахамбашы Центрального Духовного Правления Русских и Османских Караимов Крымско-Кедарского Толка Заграницей, почетный Президент Духовной Академии имени Й.ибн Бахтави и С.М.Пампулова.
ВСЕ ПРАВА СОХРАНЕНЫ.